СПЕЦИФИКА НЕМЕЦКОГО ЮМОРА И СПОСОБЫ ЕГО ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ В ПЕРЕВОДЕ

УДК 811.112.2’42:82-7   

Канд. филол. наук, доцент Букреева Л. Л.

Одесский национальный университет имени И. И. Мечникова, Украина

Канд. филол. наук, доцент Диденко Н. Н.

Одесский национальный университет имени И.И. Мечникова, Украина

СПЕЦИФИКА НЕМЕЦКОГО ЮМОРА И  СПОСОБЫ ЕГО ВОСПРОИЗВЕДЕНИЯ В ПЕРЕВОДЕ (на материале произведения Дитера Нура «Gibt es intelligentes Leben?»)

 

Канд. філол. наук, доцент Букрєєва Л. Л.

Одеський національний університет імені І.І. Мечникова, Україна

Канд. філол. наук, доцент Діденко Н. М.

Одеський національний університет імені І.І. Мечникова, Україна

СПЕЦИФІКА НІМЕЦЬКОГО ГУМОРУ ТА ЗАСОБИ ЙОГО ВІДТВОРЕННЯ У ПЕРЕКЛАДІ (на матеріалі твору Дітера Нура «Gibt es intelligentes Leben?»)

 

Candidate of Science (Philology) docent Bukreeva L.L. Mechnikov national university of Odessa, Ukraine

Candidate of Science (Philology) docent Didenko N. N. Mechnikov national university of Odessa, Ukraine

SPECIFICS of German humor and the way of ITS TRANSLATION (Based on the work of Dieter Nuhr «Gibt es intelligentes Leben?»)

 

В статье рассматривается юмор  в произведении Дитера Нура «Gibt es intelligentes Leben и способы его выражения, а также специфика и разновидности немецкого юмора. Описываются особенности перевода юмора с немецкого языка на русский.

Ключевые слова: юмор, виды юмора,  воспроизведение комического эффекта в переводе.

    

У статті розглядається гумор у творі Дітера Нура «Gibt es intelligentes Leben та засоби його вираження, а також специфіка і різновиди німецького гумору. Описуються особливості перекладу гумору з німецької мови на російську.

       Ключові слова: гумор, види гумору, відтворення комічного ефекту в перекладі.

 

The given article deals with study and analysis of the humor in the work of Dieter Nuhr «Gibt es intelligentes Leben?» and ways of its expression, as well as the specificity and variety of German humor. The author analyzes features of humor translation from German into Russian.

Key words: humor, kinds of humor, comic effect in the translation.

 

Актуальность проблемы исследования. Юмор, являясь по своей природе сложным и многоаспектным явлением, становился предметом рассмотрения различных научных дисциплин: лингвистики и литературоведения, эстетики и социологии, психологии и антропологии. Однако, в силу многообразия подходов к исследованию юмора и в силу многообразия форм его проявления, единого понимания того, что есть юмор, не существует.

Важным стилистическим компонентом как публичного выступления, так и литературного произведения является остроумие, то есть  неожиданное соединение мыслей, которые, казалось бы, не находят точек соприкосновения. Остроумие выполняет самые разнообразные функции в речи: помогает установить контакт с аудиторией, восстановить утраченное внимание, когда логические приемы оказываются бессильными, но главное ― нанести удар по идейному противнику, выставить на общественное осмеяние социально-общественные пороки [5, с. 125].

Безусловно, для адекватного восприятия юмора необходимо наличие у говорящего / пишущего и слушателя / читателя одинакового социального и психологического опыта, а также их принадлежности к одной и той же культуре.

В юмористических текстах отчетливо выражена этнокультурная и этнопсихологическая специфика: в них отражены ценностные приоритеты и ориентации, культурные установки и стереотипы, типичные для ментальности данной страны. Все без исключения виды юмористических текстов основаны на языковой игре, которая проявляется в обманутом ожидании.

Юмористический вид мышления, так же как и художественное мышление, существует благодаря тому, что человеческий интеллект функционирует не только на основе формализованных логико-математических знаковых систем, но и на основе семантически диффузных кодов, важнейшим из которых является естественный язык.

Юмор продуцируется, как правило, посредством контекстуальной вариативности лексических значений, неоднозначности некоторых синтаксических конструкций, полисемии, омонимии, паронимии, идиоматичности. Вследствие этих особенностей, отличающих естественный язык от так называемых формализмов, высказывания и тексты, неправильные с точки зрения формальной логики, правильны лингвистически, что и способствует иррациональному и парадоксальному (в частности, юмористическому) мышлению [2, c. 4].

Постановка проблемы. Данная статья посвящена изучению юмора в прозе  популярного немецкого сатирика, актёра и шоумена Дитера  Нура. Его выступления пользуются огромной популярностью у жителей Германии, у телепрограмм с его участием самые высокие рейтинги, его книги, DVD и CD мгновенно раскупаются.

Предметом данного исследования является произведение Дитера Нура «Gibt es intelligentes Leben?». Цель исследования ― определить, над чем смеётся Дитер Нур, с помощью каких стилистических средств он свой юмор продуцирует и посредством каких приёмов немецкий юмор этого автора мог бы стать понятным для русскоязычного читателя.

Изложение основного материала. Дитер Нур родился в 1960 г., вырос в Рейнланд-Пфальце, и является, на сегодняшний день, единственным немцем, награжденным престижной немецкой премией за лучшее юмористическое шоу (Comedypreis) и Немецкой премией за эстрадное искусство. Дитер Нур считается интеллектуалом, философом в своей области юмористического шоу. 18 октября  2014 года ему присуждена премия имени Якоба Гримма «За популяризацию немецкого языка». «Дитер Нур создает интеллектуальное  кабаре. Он мастерски владеет немецким литературным языком, с лёгкостью сочетая высокий стиль с просторечиями и иностранизмами. Нур не только внимательно следит за качеством того, что и как говорится, но и пробуждает у слушателей интерес к языку, побуждает размышлять о языке».

Немецкие критики относят юмор Нура к так называемому «интеллектуальному кабаре». «Das Kabarett»  ― 1. Искусство миниатюр (малые формы литературы, театра и музыки), политические злободневные номера;  2. Кабаре, кабачок; Эстрадный дивертисмент. Использовать лексему «кабаретист», характеризуя деятельность Нура, на наш взгляд, не целесообразно, поскольку данная лексема в русском обладает коннотациями, не сочетающимися с понятием «интеллектуальный юмор».

Лингвострановедческое и лингвокультурологическое исследование немецкого юмора на материале текстов Дитера Нура проводится нами в целях разработки способов его толкования для представителей инокультурного социума, в том числе при переводе немецкого юмора на русский язык.

На протяжении ХХ века в силу сложившихся обстоятельств за немцами в Европе закрепились некоторые стереотипы относительно ментальных свойств их характера. Считается, что немцы трудолюбивы, законопослушны, бережливы, но при этом крайне экономны, чрезмерно педантичны, совершенно лишены чувства юмора.

Немецкий юморист Экарт Хиршхаузен считает, что «немецкий юмор гораздо лучше, чем слава о нём» [8].                     В Германии также как и во многих других странах есть много хороших юмористических журналов и шоу. Среди наиболее известных юмористов следует отметить Лорио, Хайнца Эрхарда, Отто Волкеса, и Хельгу Шнайдер. Предрассудки о том, что немцы лишены чувства юмора,  приводят к тому, что ни англичанин, ни француз никогда не интересуется немецким юмором. Едва ли кто-то за пределами Германии знаком с творчеством Лорио, в то время как в Германии его считают национальным героем. В Бремене в 2013 году в честь известного немецкого юмориста установлен памятник ― бронзовая софа с сидящим на ней мопсом. При этом сложно найти немца, который не был бы знаком с творчеством Чарли Чаплина, не знал Бастера Китона, мистера Бина, Луи де Фюнеса и т.д.  Среднестатистический немец намного лучше знаком с иностранными юмористами, чем представители других национальностей с немецким юмором.  Исходя из выше сказанного, можем предположить, что немцы юмор понимают и принимают, однако их юмор не находит своего реципиента за пределами страны.

По мнению Бернгарда Виктора фон Бюлова, известного в Германии под псевдонимом Лорио: «немцы смеются также охотно, как и все остальные, но они острее чувствуют разницу между юмором и серьёзностью. Немцы зачастую ждут сигнала, когда можно засмеяться. Лорио весьма сожалел об этом. Героями Лорио часто становились персонажи, лишённые даже намёка на чувство юмора. «Немцам следовало бы иногда смешивать юмор и серьёзное, попробовать засмеяться в той ситуации, где уместнее сделать серьёзное лицо» [8].  Лорио учил немцев смеяться над собой и видеть забавное и абсурдное в совершенно обыденных жизненных ситуациях. Страна, пережившая две мировые войны и последующий раскол, казалось, окончательно утратила способность смеяться [3, c. 185].

Что же касается разновидностей немецкого юмора, то следует отметить, что их многообразие обусловлено большим количеством диалектов, в которых схожие лексемы отличаются по своему значению и звучанию, что даёт юмористам богатый материал для создания комического эффекта. Диалектальная особенность в чём-то отражает и специфику нравов. Так, например, одиннадцатая статья основного закона земли Рейнланд-Пфальц гласит: «Do laachs de disch kapott», что приблизительно  обозначает: «смеяться надо до смерти или так, чтобы надорвать животы от смеха».

Лингвисты выделяют так называемый «чёрный юмор» – «der schwarze Humor» это разновидность юмора, где предметом осмеяния выступают такие табуированные понятия как религия, смерть и т.д., «сухой юмор» ― trockener Humor  ― более известный нам как интеллектуальный юмор или игра слов.  Например:  Der Kellner fragt: «Möchten Sie nicht mal von unserem leckeren Eiswein probieren Der Gast antwortet: «Ja, gerne, aber nur einen Würfel». Циничные грубые шутки характеризуют как «солдатский юмор» ― «faule Witze». Различают также комизм положения, не  связанный с речевой деятельностью, когда нелепость ситуации, тем не менее, порождает смех зрителей. Так комизм положения лёг в основу всех комедийных фильмов немого кино.

Юмор в речевой коммуникации возникает как необходимость говорящего посмеяться над своими или чужими неудачами, оплошностями, промахами, облегчить свою боль, избавиться от неуверенности и преодолеть, таким образом, негативную ситуацию.

Юмор в глазах реципиента всегда субъективен. То, что одному человеку кажется смешным, для другого кощунство и святотатство. Поэтому карикатуры французской газеты «Charlie Hebdo» смешны для христиан, но обижают религиозные чувства исламистов. Субъективное восприятие юмора приводит к тому, что комический компонент текста может легко ускользнуть от переводчика и остаться попросту неузнанным в силу особенностей своей структуры. Так, например, если в следующей фразе: «Das Lesen wird offenbar auch im Zeitalter von Internet und Buchstabensuppe immer noch mit Intelligenz in Verbindung gebracht» [7, p.17] лексему «Buchstabensuppe» перевести как «алфавитный супчик», то русский читатель едва ли поймёт, что речь идёт о мучных изделиях в виде алфавита и комический эффект в переводе будет частично утрачен.

Готовность понимать юмор базируется не только на личностных особенностях человека, но и на определенных стереотипах поведения, принятых в той или иной культуре.        В процессе перевода переводчик обязан определить, каким способом была создана та или иная комическая ситуация, какие приемы были использованы автором, и на какую аудиторию рассчитан комический эффект.

Проведенное исследование текстов Дитера Нура позволяет сделать вывод, что объектом высмеивания чаще всего становятся религиозный фанатизм и социальная несправедливость.

Так, например, в следующем примере посредством парадокса Нур высмеивает библейскую истину о сотворении человека Господом Богом, который впоследствии, разочаровавшись в своём творении, подвергает человека наказаниям: «Dann kann man sogar glauben, dass ein allwissender Gott den Menschen geschaffen hat, um später, völlig überrascht von dessen Schlechtigkeit, Strafen für ihn zu ersinnen und ihn am Ende vor Gericht zu stellen» [7, p. 40].

       С откровенным сарказмом Дитер Нур осуждает любой тоталитарный режим, созданный человеком. Крайнюю степень человеческой глупости он демонстрирует, сравнивая людей с животными, которым не присуще уничтожать представителей своего вида якобы исключительно из-за отсутствия интеллекта: «Völkermord, Massenerschießungen und politisch motivierte Säuberungen kommen unter Stubenfliegen und Hausschweinen überhaupt nicht vor. Dazu fehlt ihnen die Intelligenz» [7, p. 35].

         В следующей таблице приводятся примеры, где язык перевода позволяет воссоздать комический эффект с помощью тех же стилистических средств, которые использует автор в исходном тексте.

 

Таблица 1.

Воспроизведение комического эффекта в тексте перевода посредством сохранения стилистического приёма.

текст оригинала текст перевода переводческий приём
«Bedanken möchte ich mich…auch bei meinen Eltern, deren genetische  Ausstattung die Grundlage dafür ist, dass ich die Frage überhaupt zu stellen in der Lage bin.» [7, p. 23]. Я благодарен моим родителям за генетическую оснастку, позволившую мне задаться подобным вопросом.  

 

сохранение метафоры

«…deshalb sollte man es auch nicht «durch übermäßiges Мозг не нужно портить

 

воспроизведение

 

 

 

 

Продолжение таблицы 1

 

 

 

 

 

 

Saufen oder das Lesen schlechter Zeitungen kaputtmachen» [7, p. 62]. чрезмерным пьянством или чтением плохих газет. метафоры и зевгмы
«Als Hirnforscher sollte man über den ganzen Mist schon besser Bescheid wissen» [7, p. 65]. Исследователь мозга должен лучше других разбираться во всей этой ерунде.  

воспроизведение просторечия

«Das Großhirn ist, grob gesagt, der Sitz unseres Bewusstseins» [7, p. 66]. Головной мозг является, грубо говоря, местом пребывания нашего сознания.  

имитация стиля

деловой речи

 

«Blöd zu sein, ist eine Gabe Gottes» [7, p. 45].

 

Глупость – это дар Божий.

воспроизведение устойчивого выражения
«Kann ja auch sein, dass ich mich da gerade selbst übers Ohr haue» [7, S. 12]. Вполне возможно, что я сам себя вожу за нос. воспроизведение фразеологизма
«Wir diagnostizieren bei allen … totale Schwachsinnigkeit» [7, p. 9]. Всем остальным мы ставим диагноз  полнейшие «слабоумие». воспроизведение иностранизма

 

Если создание комического эффекта в переводе невозможно теми же стилистическими средствами, которыми воспользовался автор, то переводчик вынужден прибегнуть к различного рода трансформациям. Более сложные преобразования применяются в случае развернутого юмористического контекста, выходящего за пределы предложения.

 

 

Таблица 2.

Воспроизведение комического эффекта в тексте перевода посредством переводческих трансформаций.

текст оригинала текст перевода переводческий приём
«Wichtig ist vor allem die

 

Кора головного мозга

 

 

 

Großhirnrinde, dа sich dort entscheidet, ob man bekloppt ist oder nicht» [7, p. 65].    решает, обдурили тебя или нет. ввод персонификации
«Cogito, ergo sum», sagte Descartes, was so viel heißt wie: «Ich denke, also bin ich kein Meerschwein» [7, p. 74].      Декарт сказал «Cogito, ergo sum», то есть «я думаю, значит, я точно не морская свинка». усиление комического эффекта посредством введения дополнительной лексемы
«Völkermord, Massenerschießungen und politisch motivierte Säuberungen kommen unter Stubenfliegen und Hausschweinen überhaupt nicht vor: Dazu fehlt ihnen die Intelligenz» [7, p. 35]. Среди мух и домашних свиней  не бывает геноцида, массовых расстрелов и политических  чисток: им для этого  не хватает интеллекта.  

 

 

 

изменение порядка слов

«…dabei sind ein paar tausend Fotos entstanden, die gemeinsam eine veritable Bilderschau ergeben» [7, p. 15]. …тысячи фотографий дают вполне достоверную картину.  

замена иностранизма

«…aber glauben Sie mir: Cerebral herrscht beim Menschen formlose

Wirrnis» [7, p. 12].

Уж поверьте мне: в мозгу у человека царит

полнейший хаос.

замена латинизма и

использование

фразеологизма

«Wenn Blödheit den Menschen in den Selbstmord treiben könnte, wäre Überbevölkerung wahrscheinlich kein Thema mehr auf dieser Welt. Aber wir hätten ein Problem mit der Enge

 

Если б глупость доводила человека до самоубийства, то не возникала б проблема с перенаселением. Но тогда  проблемой стала бы

 

 
auf unseren Friedhöfen» [7, p. 11]. теснота на кладбищах. опускание

 и добавление отдельных лексем

«….um dem nach einmaligem Lesen meist unbeachtet vor sich hin vegetierenden Buch das Gefühl zu geben, es würde noch gebraucht» [7, p. 16].  (человек придумал книжную полку)  …чтобы бедной хиреющей книжке внушить мысль, что ее будут еще раз  читать.  

замена образа в связи с сочетаемостью

 

«Der Mensch ist der größte Simulant des Denkens überhaupt» [7, p. 74].        

 

Человек – самый отъявленный симулянт мыслительного процесса.

 

сохранение сочетаемости слов и выбор эквивалентного синонима

 

Выводы и перспективы дальнейшего исследования. Таким образом, перевод юмора подразумевает способность переводчика  1) декодировать комический элемент в рамках оригинального текста, 2)  выразить в новой языковой форме намерение автора исходного текста и 3) вызвать соответствующую реакцию у иноязычного читателя.

В заключении стоит отметить, что выполнить эквивалентный перевод  с незначительными лексическими или грамматическими преобразованиями удаётся в тех случаях, когда это позволяют как лексический, так и грамматический строй языка перевода. Сохранить комический эффект в переводе возможно лишь при условии совпадения социально-культурных ассоциаций. В том случае, когда смысл комического приёма неочевиден для иноязычной культурной среды, переводчику целесообразно трансформировать исходный текст, чтобы достичь эквивалентной реакции получателя.

Столь  почитаемый немецкой публикой Дитер Нур подходит к исследованию разума не только с культурологической, но  и  с физиологической точки зрения. Обилие в его текстах иностранизмов и медицинских терминов создают иллюзию научного текста. Его изыскания не претендуют на фундаментальность выводов, зато дарят читателю источник положительных эмоций и возможность посмеяться над другими и над самим собой.

 

 

Литература

 

  1. Кияк Т. Р., Огуй О. Д., Науменко А. М. Теорія та практика перекладу (німецька мова). ― Вінниця : Нова книга, 2006. ― 592 с.
  2. Кулинич М. А. Семантика, структура и прагматика англоязычного юмора: автореф. дисс. … докт. культуролог. н.; специальность: 24.00.04 ― прикладная культурология / Марина Александровна Кулинич. ― М. : Московский пед. гос. ун-т., 2000. ― 37 с.
  3. Маскарова Т.А. Социо-психологическое портретирование как способ изучения языковой личности автора юмористического текста // Т. А. Маскарова / Язык и культура. Серия: Языкознание, язык и ментальность. Выпуск № 18. ― 2015. ― С.181-185.
  4. Палкевич О. Я. Языковой портрет феномена иронии : на материале современного немецкого языка : дисс. …канд. филол. наук / О. Я. Палкевич. ― Иркутск, 2001. ― 212 с.
  5. Рожнева Е. М.Специфика перевода иронии и юмора с английского языка на русский // Е. М. Рожнева, В. В. Вегнер, П. Н. Привалов / Научные исследования и разработки молодых ученых. ―  Вып. № 1. ― ГРНТИ: 16 – Серия : Языкознание.  ― С. 124-128.
  6. Liebold A. The translation of humour; Who says it cannot be done? [Электронный ресурс]. ― Режим доступа: http://www.erudit.org/revue/meta/1989/ v43/n1/003459ar.pdf.
  7. Nuhr D. Gibt es intelligentes Leben? / Dieter Nuhr. ― KCS GmbH Hamburg, 2011. ― 188 S.
  8. Poschardt U. Der deutsche Witz wird grandios unterschätzt. ― Welt, 2016. ― [Электронный ресурс]. ― Режим доступа : http://www.erudit.org/revue/meta/1989/ v43/n1/003459ar.pdf.