КРОССКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА

УДК 81’27

К. пед.н., доц.Давыденко Ю.Е,  Кушнир Л. В.

Приднепровская государственная академия строительства и архитектуры, Украина

КРОССКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ ЯЗЫКОВОЙ  КАРТИНЫ МИРА

 

К. пед.н., доц. Давиденко Ю. Є.,  викл. Кушнір Л. В.

Придніпровська державна академія будівництва та архітектури, Україна

КРОСКУЛЬТУРНА КОМУНІКАЦІЯ ЯК ЗАСІБ ФОРМУВАННЯ МОВЛЕННЄВОЇ  КАРТИНИ СВІТУ

 

PhD (Pedagogy), associate professor I. E. Davydenko,

Lecturer at the Department L. V. Kushnir

Prydniprovs’k  State Academy of Civil Engineering and Architecture, Ukraine

CROSS-CULTURAL COMMUNICATION AS THE WAY OF LANGUAGE PERCEPTION OF THE WORLD

 

В статье анализируются особенности формирования языковых картин мира у представителей различных наций. Языковая картина мира определяется как комплекс знаний и представлений человека про внутренний и внешний мир определенной нации. Делается акцент на том, что способ восприятия мира вокруг нас изменяется в зависимости от языков, которыми мы владеем, ведь каждое языковое сообщество всегда формирует свое уникальное языковое восприятие мира, которое приходит как культурное и ментальное наследие нации, включающее в себя традиции и фольклор, связь настоящего и прошлого.

Авторы придерживаются той точки зрения, что в современном обществе эффективность бизнеса и общие культурные стратегии взаимодействия в большей степени зависят от того, насколько полно мы осведомлены о разнообразиии исторического богатства и культурного опыта наших партнеров по бизнесу. Делается вывод о том, что использование интерактивного похода в курсах лингвокультуроведения и иностранных языков не только существенно повышает эффективность деловой и общекультурной стратегии поведения и успешность делового сотрудничества, но и развивает нашу собственную культурную компетентность.

Ключевые слова: языковая картина мира, интерактивный подход, кросскультурная психология, фоновые знания.

У статті аналізуються особливості формування мовленнєвих картин світу у представників різних націй. Мовленнєва картина світу визначається як комплекс знань і представлень людини про внутрішній і зовнішній світ певної нації. Робиться акцент на тому, що спосіб сприйняття світу навколо нас змінюється залежно від мов, якими ми володіємо, адже кожне мовне співтовариство завжди формує своє унікальне мовне сприйняття світу, яке приходить як культурна і ментальна спадщина нації, що включає традиції і фольклор, зв’язок сьогодення і минулого. Автори дотримуються тієї точки зору, що в сучасному суспільстві ефективність бізнесу і загальні культурні стратегії взаємодії більшою мірою залежать від того, наскільки повно ми обізнані про різноманітність історичного багатства та культурного досвіду наших партнерів по бізнесу. Робиться висновок про те, що використання інтерактивного підходу в курсах лингвокультузнавства та іноземних мов не лише істотно підвищує ефективність ділової і загальнокультурної стратегії поведінки і успішність ділової співпраці, але й розвиває нашу власну культурну компетентність.

Ключові слова: мовленнєва картина світу, інтерактивний підхід, кроскультурна психологія, фонові знання.

 

The article analyses the features of language perception of the world by the representatives of various nations. Language perception of the world can be defined as the complex of human knowledge and ideas about inner and outer world of a particular cultural community. The way human beings perceive the world around them varies with the languages they know. Indeed, every speech community always form their unique language perception of the world, which comes as the cultural heritage of both material and spiritual life of the community, evolving from enduring transmission of their traditions and folk wisdom, with language being a link between the past and the present.

The authors make a suggestion about the importance of interactive approach using to teach a culture of foreign language, which would lead to the increase in the business efficiency and general cultural behavioral strategies, as well as might enhance the effectiveness of business co-operation with other cultures. The approach to learning cultures could be called as an interactive one, when everyone who is involved in this learning process can analyze, anticipate and evaluate their own speech behavioral patterns towards the representatives of other cultures, can reflect on their own concepts «before and after» about behavioral patterns existing in other cultures. The efficiency of business and general cultural interaction strategies mainly depend on us, how much we realize the diversity of cultures and are aware of the historical wealth and cultural experience of their representatives. It seems that understanding the topicality of intercultural communication approach and its use in teaching/learning foreign languages can help us enhance and broaden as our own cultural competence as the effectiveness of  business co-operation with other cultures.

Keywords: language perception of the world, interactive approach, intercultural psychology, background knowledge.

 

Актуальность исследования. Как утверждают современные исследователи, речь всегда отображает в своей фразеологии реальные для своей среды социокультурные условия. Таким образом, в каждом речевом сообществе всегда формируется своя неповторимая языковая картина мира, которая одновременно является культурным наследием как материальной, так и духовной жизни. Языковая картина возникает в процессе длительной передачи традиций и народной мудрости [1, с.28].

Языковая картина мира – это совокупность знаний и представлений человека про внутренний и внешний мир определенной нации. Разнообразие национальных картин мира обусловлено разнообразием языковых картин, доминантной средой существования этноса и разностью фразеологической концептуализации. Поэтому формирование вышеуказанных языковых картин в сознании членов определенных наций всегда помогает их правильной языковой ориентации в данной среде [2, с.96]. Речь идет о формировании интеркультурной компетенции, которая выступает как умение управляться с культурно-разнообразной ситуацией.

Изложение основного материала. Интеркультурная компетенция, согласно точки зрения В. М. Шаклеина [3, с.97], состоит из трех базовых частей: когнитивной, аффективной и бихевиоральной. Первая из них (когнитивная) представляет собой знания, опыт и информацию не только о зарубежной, а и своей культуре. Другая (аффективная) связана с эмоциональным проживанием межкультурной ситуации с интеркультурной эмпатией, третья (бихевиоральная) рассматривается как способность проводить адекватную межкультурную коммуникацию и решать интеркультурные конфликты. Ни одна из этих составляющих интеркультурной компетенции не дается никому с рождения. Потому все они должны бать систематично развиты на уроках по иностранному языку.

Кросскультурной психологией (от англ. crosscultural psychology) принято называть науку, которая изучает взаимосвязи между факторами культуры, с одной стороны, и психологическими факторами ― с другой [4, с.2].

Кроме понятия особой отрасли науки, кросскультурная психология позиционируется как коррекция чрезмерных обобщений традиционной общей психологии, основные факты и понятия которой разработаны на ограниченных выборках примерно однородных по типу культур.

По мнению исследователей в этой области [5, с. 98], и мы в этом с ними полностью согласны, иногда мы несколько упрощаем кросскультурную ситуацию общения до «действительной», то есть видимой глазу, но не достигаем уровня подсознательной или неосознаваемой культуры взаимодействия, необходимой в ситуации, когда встречаются люди разных культур. В соответствии с гипотезой лингвистической относительности Б. Д. Уорфа, язык и способы мышления разных народов и наций взаимосвязаны. Осваивая язык, его носитель осваивает соответствующее отношение к миру, который его окружает. Это отношение отражается и в структуре родного языка. Поскольку языки по-разному отражают окружающую действительность, то и носители языка отличаются разным отношением к этой действительности. Отображение в сознании человека целостной картины мира, которая фиксируется языком ― одна из важнейших проблем когнитивной лингвистики. Картина мира отображает определенный образ мира, который не является его зеркальным отображением. Она является определенным видением и конструированием этого мира.          В этом случае окружающий мир человека выступает в лексическом составе языка, а лексика сама по себе выступает как человеческий опыт освоения природы, общества, взаимоотношений природы, общества и индивида, результат психической и мыслительной деятельности человека в обобщенном виде.

Как утверждается исследователями в области психо и этнолингвистики, языковая картина мира отличается от реального мира в силу специфики конкретных культур, которые стоят за каждым отдельно взятым языком.                        В соответствии с этим, в конкретном языке происходит так называемая «конвенционализация — негласное коллективное соглашение говорящих высказывать свои мысли определенным образом.

Подход к изучению культур может быть назван интерактивным, когда каждый может проанализировать, предвидеть, изучить свое собственное речевое поведение с представителями разных культур, оценить свои представления «до и после» об особенностях поведения людей, представителей разных культур. Эффективность деловой и общекультурной стратегии взаимодействия зависит от нас ― насколько мы осознаем и понимаем разнообразие культур и богатство исторического и культурного опыта их представителей. Именно знание и понимание актуальности кросскультурной коммуникации помогает нам поднять и расширить уровень нашей культуры и успешность нашего делового сотрудничества.

Разнообразие и полисемантичность смысла и форм межкультурного взаимодействия не должны вызывать у нас страх или неуверенность в себе, но наоборот, желание познать других людей, узнать и раскрыть самих себя в ситуации международного сотрудничества и коммуникации. Внимание к культурным корням и национальным особенностям других людей, как в обществе, так и в бизнесе, позволяет нам предвидеть реакцию собеседников на наши предложения, не допустить возможных ошибок, но использовать наши культурные различия во благо обоим сторонам и делу. Практическое знание базовых черт представителей различных культур (как и своей собственной) помогает нам понять друг друга и оценить наши достоинства и принять некоторые национальные особенности, казавшиеся ранее недостатками.

Выявление национальных особенностей сродни хождению по минному полю неточных предположений и неожиданных исключений. Можно встретить вспыльчивых финнов, медлительных итальянцев, осмотрительных американцев и харизматичных японцев. Тем не менее, существует и некая национальная норма. Например, итальянцы, как правило, более словоохотливы, чем финны. Разговорчивые финны и молчаливые итальянцы выделяются на общем фоне соотечественников. С точки зрения конкретной национальной черты, таких необычных индивидов можно рассматривать как отклонение от нормы.

Ради того, чтобы провести ряд содержательных сравнений между различными культурами, стоит пойти на некоторые обобщения относительно национальных особенностей того или иного народа. Такие обобщения влекут за собой опасность однобокого, стереотипного подхода в той мере, в какой речь идет о типичном итальянце, немце или американце. Разумеется, американцы сильно отличаются друг от друга и нельзя найти двух одинаковых итальянцев. Тем не менее, опыт тесного общения с людьми самых разных национальностей убедят вас в том, что жители многих стран придерживаются определенных взглядов на жизнь и представлений об окружающей действительности, что непременно проявляется в их поведении.

На практике культура как выражение специфического мировоззрения не является сугубо национальным явлением. В некоторых странах региональные особенности столь сильны, что отодвигают национальные черты на второй план. Кроме испанского паспорта, баски и жители Андалузии имеют мало общего; деловым людям Милана гораздо легче общаться с австрийцами и французами, чем с сицилийцами. В США, стране с множеством субкультур, расовые и языковые различия привели к образованию трех основных категорий населения: афроамериканцев, латино-американцев и англоговорящих «белых». В некоторых случаях города отличаются столь сильной культурной индивидуальностью, что она выходит за пределы региональных особенностей. Так, жители Лондона — это не просто южные британцы, парижане — больше, чем северные французы, по акценту и стилю жизни ливерпульцы сильно отличаются от окружающих северян. А Гонконг даже после слияния остается особым анклавом в составе Китая.

Культурные сообщества могут выходить за границы отдельных государств и наций и выделяться не только по географическому признаку. Мусульмане и христиане — группы культур, то же можно сказать об инженерах и бухгалтерах. Выпускники университетов Оксфорда, Кембриджа, Гарварда считают, что отличаются друг от друга как культурные сообщества. В той или иной мере жизнь многих из нас определяется корпоративной культурой. Она особенно сильна в Японии. В других странах, таких как Италия, Испания и Китай, более важной считается семейная культура. Исходный элемент культуры — индивид с присущей ему личной культурой. В таких странах, как Великобритания, США, Франция и Австралия, к личным взглядам относятся с большим уважением.

Быть может, самым общим критерием культурного деления людей является не национальное, религиозное, корпоративное и профессиональное, а гендерное — по признаку пола. Вполне возможно, что по своему мировоззрению итальянка окажется ближе к женщине-немке, чем к итальянцу-мужчине.  Ценности, усвоенные нами в детстве, формируют у нас определенное глубоко укоренившееся отношение к пространству и времени, как мы определяем статус других людей, реагируем на различные типы лидерства, как организуем наше общественное устройство и бизнес в соответствии с этими установками. Придерживаясь мнения, что не может быть общего мнения по поводу вкуса, приходим к выводу о том, что культурные ценности не могут быть хорошими или плохими, логичными или иррациональными. Британец, американец и китаец — все считают себя разумными и нормальными людьми. Именно активное кросскультурное взаимодействие помогает воспринимать других людей такими же «нормальными», какими мы считаем себя, приучая нас смотреть на них по-другому.

Как наладить относительно гармоничные отношения в объединенной международной команде? Прежде всего, следует принять как нечто бесспорное, что для того, чтобы понять, чем живут иностранные коллеги, нет другого пути, кроме изучения их языка, литературы и хотя бы в общих чертах истории их страны. Это предполагает значительные затраты, измеряемые не столько финансовыми потерями, сколько временем.

Что видят англичанин, француз, немец и японец в рамках своего кругозора? Чем этот взгляд принципиально (и, быть может, фатально) отличается от вашего? Что совпадает? Существуют области, в которых две нации могут прийти к согласию. Представители романских народов считаются трудными партнерами для британцев, тем не менее, бритты могут найти взаимопонимание с французами, испанцами и итальянцами, хотя в каждом случае основа его будет разной. Самые разные культурные «горизонты» и представления можно сблизить, прежде всего, создавая интернациональные команды, объединяющие представителей разных культур. Сам язык делового и неделового общения становится источником вдохновения и незаменимым средством кросскультурного тренинга завтрашних менеджеров и руководителей. Сопереживание, чувство такта, понимание, деликатность, позитивный настрой — вот важнейшие ресурсы мультикультурного профессионала по связям с общественностью.  «Язык ― это инструмент, к помощи которого прибегают для решения большинства социальных задач: например, для разработки проекта, достижения цели, решения проблемы и т.д. [6, с.108]. Следуя терминологии Совета Европы, этот подход квалифицирован, как «деятельный», в той мере, что язык привязан к действию. Социальные задачи обычно требуют применения различных компетенций: основных (в том числе культурных), лингвистических, социолингвистических и прагматических.

Сегодня, как никогда раньше, именно изучение современных языков и культур играет решающую роль в интеллектуальном и человеческом обогащении обучаемого, открывая ему не только языковое разнообразие, но и взаимодополняющий характер разных точек зрения, дабы привести его к построению общепризнанных ценностей. Сегодня изучать современный язык ― это значит открывать для себя способы восприятия мира и других людей, которые могут сначала казаться обескураживающими. Для того чтобы чувствовать себя свободно в языке, не достаточно смочь произнести несколько фраз; необходимо знать не только его социальные обычаи, но и культурный фон.

Язык, прежде всего, носитель и создатель смысла. Он тесно и нерасторжимо связан с мыслительной деятельностью. «В противоположность тому, что думает большинство людей, язык ― это не просто грамматическая структура, с набором объединенных между собой, в согласии с синтаксическим кодом, слов; язык — это еще и, прежде всего, создание значения, основанное на наших чувствах. Таким образом, мы наблюдаем, интерпретируем и выражаем наш собственный мир, исходя из личного, географического и политического контекста [7, с.130]. Можно проиллюстрировать эту характеристику языков посредством очень сильного понятия, неодинаково ассимилированного разными языками: понятия светскости (laicité). Это чистый продукт нескольких веков истории, понять которые под силу только входящим в историю, тем, кому это было дозволено, или кто самостоятельно погрузился в социально-политический контекст ― продукт этой истории. Именно               из-за этой особенности понятие светскости существует не во всех языках. Оно отсутствует не только в арабском языке, но и в английском и немецком языках. В английском языке есть слово secularity, а laicity не содержится ни в одном словаре. Тем не менее, оно употребляется, но не широко и его значение совпадает с secularity. Данное понятие существует и в испанском языке, оно развивалось в Испании при множестве отклонений в течение ХІХ века, в некотором параллелизме с существованием подобных отклонений во французском языке. Вероятно, так же обстоят дела и в итальянском, и в португальском языках. Таким образом, понятие возникло в контексте конфликта между светской и религиозной властями, там, где прочно организованная религиозная власть претендовала на осуществление светской власти, т.е. в католических странах. Это ясно означает, что перенесение слова в другой язык не обеспечивает сохранности его смысла. Если при переносе слово теряет свое значение, оно теряет при этом процессе свое качество языкового знака. Это уже не более чем ряд букв, которому реципиент даст значение, которое может не иметь ничего общего с изначальным значением, и потому послужить источником всяческих недоразумений, непониманий, противостояний и конфликтов.

Язык ― это совокупность всех трех взаимозависимых аспектов. Все что мы называем культурными языками, т.е. все коренные языки, имеют эту сложность [8, с. 100].  Вы не можете поставить язык с одной стороны, а культуру с другой, и сохранять эту культуру, меняя язык. Ведь культуры — это не закрытые общности, а открытые системы, находящиеся в постоянном трении друг с другом, как во взаимном обмене, так и в столкновении. «Культуры формируются, развиваются, исчезают во взаимодействиях и конфликтах с другими культурами» [9, с.76].

Выводы и перспективы дальнейшего исследования. Разнообразие национальных картин мира обусловлено разнообразием языковых картин, доминантной средой существования этноса и разностью фразеологической концептуализации. Поэтому формирование вышеуказанных языковых картин в сознании членов определенных наций всегда помогает их правильной языковой ориентации в данной среде. Речь идет о формировании интеркультурной компетенции, которая выступает как умение управляться с культурно-разнообразной ситуацией.

Подход к изучению культур может быть назван интерактивным, когда каждый может проанализировать, предвидеть, изучить свое собственное речевое поведение с представителями разных культур, оценить свои представления «до и после» об особенностях поведения людей, представителей разных культур.

Знание и понимание актуальности кросскультурной коммуникации помогает нам поднять и расширить уровень нашей культуры и успешность нашего делового сотрудничества.

 

 

 

Литература

 

  1. Алефиренко Н. Ф. Лингвокультурология: ценностно-смысловое пространство языка / Н. Ф. Алефиренко. – М. : Наука, 2010. ― 288 с.
  2. Багдасарова Н. А. Эмоциональный опыт в контексте разных культур / Н. А. Багдасарова / Человек. ― № 5. ― 2005. ― С. 105–111.
  3. Шаклеин В. М. Лингвокультурологическая теория в преподавании русского языка как иностранного / В. М.Шаклеин / Русский язык за рубежом. ― № 3. ― Москва : Гос. ин-т русского языка им. Пушкина, 1999. ― С.97-101.
  4. Емельянова Т. П. Кросскультурная психология: проблемы и тенденции развития / Т. П. Емельянова ― Уфа : Изд-во БГПУ, 2000. ― 160с.
  5. Шаклеин В. М. Лингвокультурологическая теория в преподавании русского языка как иностранного / В. М. Шаклеин / Русский язык за рубежом. ― № 3. ― Москва : Гос. ин-т русского языка им. Пушкина, 1999. ― С. 97-101.
  6. Багдасарова Н. А. Эмоциональный опыт в контексте разных культур / Н. А. Багдасарова /Человек. ― № 5. ― 2005. ― С. 105–111
  7. Фрумкина Р. М. Психология и лингвистика как контексты социального познания / Р. М. Фрумкина / Пути России: проблемы социального познания [Под общ. ред. Рогозина Д. М.]. ― М. : Московская высшая школа социальных и экономических наук, 2006. ― С. 128–144.
  8. Шаклеин В. М. Лингвокультурологическая теория в преподавании русского языка как иностранного / В. М. Шаклеин / Русский язык за рубежом. ― №3. ― Москва : Гос. ин-т русского языка им. Пушкина, 1999. ― С. 97-101.
  9. 9 Хайруллина Р. Х. Картина мира во фразеологии: от мировидения к миропониманию : [Монография] / Р. Х. Хайруллина. ― Уфа : Изд-во БГПУ, 2001. ― 285с.
  10. Пивонова Н. Е. Кросскультурные коммуникации / Н. Е. Пивонова. ― Уфа : Изд-во БГПУ, 2003. ― 170с.